Как люди становятся социальными иждивенцами

Признание иждивенцем: как это происходит и зачем нужно

Как люди становятся социальными иждивенцами

В действующем законодательстве прописан ряд нормативных актов по поддержке социально незащищенных лиц. Речь идет о гражданах, находящихся на иждивении у других людей. Это несовершеннолетние или нетрудоспособные лица, которые не могут самостоятельно удовлетворять свои базовые потребности.

Чтобы претендовать на льготы и прочие привилегии, нахождение на иждивении должно быть подтверждено соответствующим документом. Ниже мы поговорим о том, кто такой иждивенец, и как можно получить подобный статус.

Что дает статус иждивенца

Иждивенцем называют гражданина, который находится на финансовом обеспечении у другого человека. Важным показателем является невозможность самостоятельно обеспечивать базовые потребности, ввиду чего иждивенец нуждается в материальной помощи со стороны других лиц.

К данной категории граждан относятся:

  • несовершеннолетние, находящиеся на иждивении у родителей;
  • пожилые люди, которые получают пенсию в недостаточном размере;
  • нетрудоспособные лица (чаще всего с группой инвалидности).

Следует понимать, что иждивенцем может быть любой человек – родство не имеет значения. Причем сам по себе факт нахождения на иждивении не требует официальной регистрации. Признать человека иждивенцем требуется лишь в особых случаях. Например, для получения обязательной доли в наследстве.

Зачем устанавливать факт нахождения на иждивении

Официальный статус иждивенца необходим в следующих случаях:

  • при наследовании (иждивенца нельзя лишить наследства);
  • при начислении пенсий (иждивенец может получить надбавку);
  • для получения пособия, связанного с потерей кормильца;
  • при начислении некоторых видов пособий и компенсаций.

Например, признание нахождения на иждивении очень важно в жилищных отношениях, поскольку позволяет гражданину получить субсидии по оплате коммунальных платежей. Кроме того, официальный статус потребуется и в том случае, если умирает человек, являющийся источником средств к существованию нетрудоспособного гражданина.

Как устанавливается факт нахождения на иждивении

Для получения официального статуса иждивенца, гражданину необходимо обратиться в одно из следующих учреждений:

  • районная администрация, расположенная по месту жительства заявителя;
  • органы соцобеспечения.

Для установления факта нахождения на иждивении заявителю понадобятся документы из органов социального обеспечения, УК, ТСЖ или других организаций. Кроме того, можно подать справки о доходах членов семьи и прочие доказательства нахождения на иждивении.

В некоторых случаях собранной информации оказывается недостаточно. Тогда гражданину придется обратиться в суд. Чтобы повысить шансы на положительное судебное решение, желательно подключить к делу профессионального юриста. Он поможет в подготовке документов и будет представлять интересы клиента в ходе слушания.

Как признать гражданина иждивенцем в судебном порядке

Следует понимать, что обращение в суд является крайней мерой. Подавать иск нужно лишь в том случае, если другие организации отказали заявителю в установлении подобного факта. Заявление составляется в письменной форме. Образец можно взять в суде.

Иск подается в городскую или районную судебную инстанцию, расположенную по месту жительства заявителя. Документ должен содержать четко сформированную цель признания иждивенцем. В зависимости от нее определяется список документов и количество привлекаемых к делу лиц.

Например, если иждивение признается для принятия наследства, то условия будут следующими:

  • совместное проживание с наследодателем не менее года вплоть до дня его смерти;
  • нетрудоспособность на момент смерти завещателя.

Если иждивенец является родственником покойного гражданина, то факт совместного проживания не имеет значения. Однако важно, чтобы наследодатель оказывал нетрудоспособному человеку постоянную материальную поддержку.

Чтобы получать пенсию по потере кормильца иждивенец должен быть членом семьи наследодателя. Это обязательное условие, без соблюдения которого добиться выплат не удастся.

Суд рассматривает только те иски, которые подкреплены хорошей доказательной базой. Голословные заявления остаются без рассмотрения. Для признания иждивенцем можно использовать следующие материалы:

  • документальные подтверждения того, что наследодатель имел достаточно средств для содержания другого человека (речь идет о справках касательно размера зарплаты, пенсии и прочих источниках дохода);
  • свидетельские показания, способные прояснить отношения, сложившиеся между иждивенцем и человеком, обеспечивающим его материально;
  • справки о доходах самого иждивенца;
  • прочие доказательства, подаваемые в письменном виде (например, переписка);
  • решение суда о взыскании алиментов.

Факт нахождения на иждивении сложнее всего доказать в том случае, если нетрудоспособный гражданин имеет собственные доходы. Однако закон допускает такую возможность. В этой ситуации главное, чтобы средства от спонсора поступали систематически. Размер таких выплат должен превышать собственные доходы получателя. Тогда суд сможет признать их основным источником средств к существованию.

О последствиях

В случае удовлетворения иска гражданин получает официальный статус иждивенца. Теперь он сможет вступить в наследство, получить компенсацию по потере кормильца или оформить пенсию. Все зависит от первоначальной цели признания иждивенцем.

Источник: https://runasledstvo.ru/naxozhdenie-na-izhdivenii-poluchenie-oficialnogo-statusa/

Социальные иждивенцы как одна из угроз кризиса

Как люди становятся социальными иждивенцами

** Марина Вишнякова, управляющий партнер компании PM TEAM.

Также на сайте ZUBRY.RU вы можете ознакомиться со статьей М. Вишняковой «Проектный менеджмент как образ жизни».

Я намеренно назвала этот материал резко и почти обидно для большой прослойки людей, о которых хочу поговорить здесь.

Мне кажется, что наличие иждивенческих ценностных установок в обществе — одна из самых серьезных угроз во время кризиса, которая может существенно замедлить темпы оживления экономики и удорожить весь процесс.

Социальное иждивенчество – это система жизненных установок трудоспособного человека, ориентирующая его на потребительское отношение к жизни и перекладывающая ответственность за материальные, информационные, обучающие, развивающие и прочие жизнеобеспечивающие решения индивида на плечи общества.[i]

Есть несколько групп социальных иждивенцев, каждая из которых имеет свои видовые особенности.

Группа 1. Профессиональные безработные.

Эта группа граждан неоднородна, включает в себя разновозрастных совершенно здоровых физически и психически людей с различным опытом и желаниями.

Объединяет данную группу одно: желание получить от государства или других членов общества материальную и социальную поддержку, достаточную для удовлетворения базовых потребностей.

То есть, отличие этой группы людей от временно потерявших работу в том, что работу они ищут неактивно. Усилия, которые данные граждане прилагают к получению неких благ от государства, благотворительных организаций и пр., на порядок выше, чем их усилия найти работу.

Собственно, работать они не умеют и не любят. У них есть твердое ощущение, что судьба их обделила, поэтому более успешные люди должны за это платить. Априори полагают, что им весь мир что-то задолжал.

Группа 2. Увлеченно не работающие.

Эта часть трудоспособного населения не работает в принципе. Будучи тоже здоровой физически и психически категорией. Предпочитает существовать за счет других членов семьи. При этом данные граждане обычно не несут на себе какие-то домашние обязанности или выполняют их в минимальном объеме.

Меня всегда удивляло большое количество людей, готовых кормить другую группу людей просто «за ум и красоту», тем не менее, даже во время кризиса (или именно во время кризиса) количество увлеченно не работающих трудоспособных граждан только увеличилось.

Тем более что появилась отличная «отмазка» — кризис.

Группа 3. Скрывающиеся под маской дауншифтеров.

Тут у нас присутствуют люди, квалифицированные, но ленивые специалисты, занимающие полставки или четверть ставки в разных организациях, выполняющие свои обязанности на грани между явной неэффективностью и средней производительностью труда на данной позиции в данной отрасли. По сути, эти люди занимают чье-то чужое место, ибо полагают, что сам факт их прихода на работу — уже праздник для работодателя. Однако при этом не дают формального повода для увольнения, так как какую-то работу все же выполняют.

Работодатель мог бы на данном месте иметь мотивированного, менее квалифицированного специалиста, готового активно выполнять работу на полной ставке за деньги нашего «полуставочника». Но лениво занимающее место «утомленное солнце» защищено Трудовым кодексом в полном объеме и просто не желает трудиться на уровне своих реальных способностей.

С моей точки зрения — это эксплуатация работодателя работником. И социальное иждивенчество в том плане, что на каждый рубль, потраченный на данного работника работодателем, работник дает только копеек 30 возврата. Избавиться от этого квалифицированного балласта почти невозможно, поскольку, как любые паразитирующие создания, они — часть системы.

«Тормозная» часть.

Группа 4. Добровольные эмигранты.

К этой части социальных иждивенцев относятся люди, которые, казалось бы, «живут на свои».

Я имею в виду тех менеджеров и собственников компаний, которые, уволившись с положенными социальными пакетами или вытащив акционерный капитал, решили переждать кризис на песчаных пляжах Гоа и в других милых местах и которые тратят на свое проживание, в общем-то, свои собственные деньги.

Однако я все же отношу их к группе иждивенцев в том плане, что они предпочитают перевалить на наши с вами, дорогие друзья, плечи весь сложный процесс оживления экономики, вытягивания страны в целом и каждого предприятия в отдельности буквально за уши из трясины мирового кризиса.

Когда ситуация изменится к лучшему нашими силами — а она обязательно изменится! — тут и появятся наши отдохнувшие, загоревшие граждане, готовые к деятельности, составляющие нам активную конкуренцию, полные сил и боевого задора. То есть, ребята будут готовы въехать в рай на наших с вами плечах! Вы готовы с ними делиться и предоставлять себя как перевозочное средство? Я — нет.

Группа 5. «Нарисованные тонкой кисточкой из верблюжьей шерсти» © 

Воспользовалась этой фразой из классификации Борхеса, которую привожу в обеих своих книгах[ii].

Данная группа граждан очень любит создавать различные комиссии и подкомиссии вокруг организаций, занимающихся распределением социальных благ — входят в какие-то комитеты поддержки малого бизнеса, в союзы около союзов предпринимателей, в общества любителей обществ охраны певчих птиц и т.д.

То есть это не государственные чиновники, которые сидят на распределении госпрограмм, а некие структуры из «близких к телу», которые, с одной стороны, являются сутью отчетов чиновников государству (смысл отчетов в следующем: «деньги, выделенные на поддержку малому бизнесу Москвы, были законно и на основании тендера перечислены в компанию «Пупкин и сын», которая предоставила подробный отчет по их использованию на благо развития предпринимательства в столице»), а с другой — напрочь лишают реальные предприятия возможности получить обещанную в верхах господдержку. Тут социальное иждивенчество прочно смыкается с коррумпированностью чиновников. Кстати, на мой взгляд, коррумпированность чиновников — это крайнее проявление социального иждивенчества как основной идеологии постсоветского общества.

Список можно продолжить. И это пугает, потому что к тому или иному виду социальных иждивенцев относится довольно большая группа трудоспособного населения РФ. Причем, чем больше государство и мы с вами будем стараться помочь населению выйти из кризиса, тем больше будет пласт социальных иждивенцев: средства-то надо осваивать….

Замкнутый круг: государство собирает в виде налогов дань с наиболее активных членов общества, чтобы затем на эти деньги накормить свой аппарат и наиболее пассивных членов общества. Вопрос: зачем тогда быть активным членом общества?

И вот именно в этом состоит основная «засада» кризиса: созданная система поддержки социальных иждивенцев — прежде всего в наших с вами мозгах! — будет по определению демотивировать наиболее активных работников и предпринимателей, либо превращая их в тех же социальных иждивенцев, либо просто вымывая их из страны. И без того вязкая среда кризиса будет становиться тем более вязкой, чем больше будет попыток центрального регулирования и приемлемого отношения к социальным иждивенцам со стороны общества.

В виде отклика на статью я бы хотела увидеть некие меры, которые вы могли бы предложить по снижению уровня социального иждивенчества в стране.
[i] Не стоит путать социальное иждивенчество и социальные программы для нетрудоспособных членов общества.

[ii] М.В. Вишнякова «Охота на менеджера», М., 2007, М.В. Вишнякова «Охота на менеджера в кризисный период», М., 2009.

Оригинал находится по адресу: http://www.zubry.ru/articles/2009/03/socialnye-izhdivency-kak-odna-iz-ugroz-krizisa/**

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/zubryru/socialnye_izhdivency_kak_odna_iz_ugroz_krizisa/

Откровения соцработника. Откуда берутся социальные иждивенцы

Как люди становятся социальными иждивенцами

Они подделывают справки о зарплате, занижают отчеты о доходах, притворяются нищими и голодными, одевают на прием самые бедные одежды. Что движет людьми, если они готовы унижаться и врать ради продуктового набора и двух тысяч в квартал?

У соцработников своя правда, а у малоимущих – своя. © / pixabay.com    

Инна — социальный работник одного из районных центров соцзащиты населения Челябинска. Она принимает документы у заявителей, нуждающихся в оказании материальной помощи от государства.

По словам женщины, все годы работы она не перестает удивляться изворотливости и подчас наглости челябинцев, которые делают всё, лишь бы «урвать» хоть малую толику дармового.

На условиях анонимности Инна рассказывает, с чем приходится сталкиваться в ее повседневной работе.

В соцзащиту — как на работу

«Сегодня на меня жаловалась одна из посетительниц. Дело в том, что оказание материальной помощи в разных видах в соцзащите устроено следующим образом. Человек приходит писать заявление, что находится в трудном материальном положении, и сразу приносит справки и документы, подтверждающие его слова.

Мы на комиссии принимаем решение о предоставлении ему единовременной суммы, продуктового набора, целевой выплаты и тд. То есть меры оказания помощи могут быть разными, но, чтобы получить что-то, нужно доказать, что ты нуждающийся.

Сегодня в кабинет вошла дама, покручивая на пальчике ключи с брелком от Audi, и попросила оказать ей материальную помощь. Я выдала бланки заявлений, спросила, мол, каков ваш совокупный доход семьи? Она говорит, живу одна. Не работаю, дохода не имею.

Я пояснила, что мы не приветствуем праздный образ жизни, все неработающие должны вставать на учет в службу занятости. Девица заорала: «Вы что, меня работать заставляете?», вся покраснела от обиды и гнева на меня, и бросилась в кабинет моей начальницы. Как, мол, так, живем в свободной стране.

Хочу работаю — хочу нет, а ваша сотрудница меня заставляет трудиться.

Хорошо, наш руководитель — человек адекватный, понимает, что среди посетителей много людей не в себе. Подтвердила, что обратиться в службу занятости всё же придется. А если нет, то пусть продолжает не работать, но ни на какие выплаты может не рассчитывать.

    Есть те, что буквально не вылезают от нас. Есть определенный график выплат и выдачи продуктовых наборов. Нашим «постоянным клиентам» он давно известен. Однако люди идут, сидят в очередях, создают нам лишнюю работу и нервотрепку. Все равно мы не можем нарушить законодательство и выдать кому-то вне очереди.  

Но ладно, если речь идет действительно о малоимущих. К сожалению, и те, кто очень даже «имущий», без зазрения совести лезет за «халявой». Есть один мужчина К., мы все его узнаем уже по голосу в коридоре, так вот он тоже не скрывает, что специально остаётся малоимущим.

Дело в том, что у него очень низкооплачиваемая работа, но официальная, и он нас забросал этими справками с зарплатой 8 тысяч. Мы говорим, так поищите, может, подработку? Он глаза на лоб: «Да вы что! Вы ж меня тогда с учета снимите! Зачем? Пусть государство содержит».

Прямо вот так, не стесняясь и не скрывая. Он прямо говорит, что калымит без оформления, таксистом, выходит вполне себе неплохой доход. Прямо издевается: все, что не официально, идет мимо нашего ведомства, мы не знаем о его доходах, ну и он мог бы промолчать об их наличии.

Ан-нет, смеется в лицо.

«Яжемамы» – еще один кошмар

Есть те, что подделывают данные. В расчет берется совокупный доход семьи. То есть женщины с детьми в разводе, например, приносят справки об алиментах. Невооруженным глазом видно, если они подделаны.

Мы разворачиваем, отправляем за новыми, требуем печать, синюю подпись, а не факсимиле, и так по кругу до бесконечности. Они ревут, трясут перед носом детьми, их, конечно, жалко, но закон есть закон.

На 2 квартал 2018 года прожиточный минимум для трудоспособного взрослого составляет 10344 рубля. То есть, если у человека доход — 10500, он уже не будет малоимущим. На пенсионера эта сумма составляет 7979 рублей, на ребенка — 10147. То есть женщина с ребенком в разводе должна иметь доход меньше 21 тыс. руб. Как только сумма подходит к этой черте — начинается подделка справок об алиментах.

Схема такая. В зачёт дохода берется общая сумма, которую семья получает в месяц. Или это зарплата мамы и папы, или мамин доход плюс алименты.

Икак только мама в разводе видит, что папины алименты плюс ее зарплата больше 21 тысячи, пытается порой уменьшить ту или иную сумму в справке, которую предоставляет в собес, то есть попросту не подделывает. Были алименты 4230, стали 2230.

И ведь не боятся, что печать и подпись размытые, и что мы можем позвонить в папину бухгалтерию и уточнить информацию.

То же самое касается и не только алиментов. На днях пришла девушка, говорит, работает в администрации одного из районов. Подает справку без номера и без печати. Начинаешь объяснять, что этот документ недействителен — обижается, доказывает, что у них в отделе — в бухгалтерии — нет печати. Это очень тяжело — спорить с очевидным.

Я ей свое — это не примут, она мне своё: другую не дают. Говорю, сейчас буду звонить к вам в администрацию, сомнения есть, что доход столь низок, да и мошенничество это — подделка документов. Договорить не успела — девушку со всеми документами смело просто из кабинета.

Поэт, которого никто никогда не видел

Еще я очень «люблю» таких посетителей, которые всюду на нас жалуются. Есть житель района Р., так тот с завидным постоянством отправляет письма депутатам, в ЗСО, Владимиру Путину.

В них иногда даже в стихах рассказывает, какие бессердечные люди работают в его соцзащите. Мы читаем, удивляемся: все вымысел, но у человека явный стихотворный талант! Его бы да в мирных целях.

Мы, конечно, обязаны реагировать, поэтому периодически ходим к нему домой, побеседовать, в разное время суток, иногда до работы, вчера в обед.

Звоним в дверь, слышим шаги, но нам никто не открывает. Зачем человек это делает, непонятно. Одно точно: всё, что ему положено, он получает: и пособие, и продукты. Набор продуктовый, конечно, не то что прям яства: сгущенка, сахар, тушенка, крупа, – то есть на время хватит не умереть с голоду. Но непонятно другое: бьются за него как раз те, кто с голоду и не умирает.

У меня самой здесь зарплата более чем скромная. Но я не ною, а нахожу возможности подработать: вяжу и шью на заказ, а муж в свободное время ездит чинить компьютеры по объявлениям.

Спросите, есть ли кто-то, кто отказывается от той или иной помощи? Не поверите – есть. Или это настолько асоциальные семьи, что им неохота собирать справки и приходить к нам на прием.

Но мы сами делаем, что возможно, например, отправляем детей оздоравливаться бесплатно. Или пенсионеры.

Вчера одна бабулька сказала мне по телефону, что не приедет за выделенным продуктовым набором: ей попросту его не дотащить до трамвая».

 важно

“Социальное иждивение – явление не редкое, – считает психолог Виктория Нагорная. – Но оно таит в себе опасности. Казалось бы, ничего страшного: человек лишь хочет облегчить себе жизнь.

У нас же принято считать, что обмануть государство – это не обмануть никого, от махины не убудет. Однако с малых обманов начинается большой. Человек может сам не заметить, как откажется от работы вообще, будет искать лишь возможность жить легко и бесплатно.

А как, вы думаете, начинали бомжи? Попробуйте кого-то из них сейчас заставить работать! Люди выпали из социума, труд для них – ад. Обмануть, урвать, украсть – их смысл жизни. Плюс ещё такой момент – человек соглашается на малое.

Жить впроголодь, носить ремки, не видеть благ – лишь бы не работать.  Ну и не нужно забывать, что это еще и попросту опасно: нарушение закона не прощается никому”. 

Источник

Источник: https://subscribe.ru/group/russkij-mir-i-russkie-v-mire/15651090/

Социальное иждивенчество: феноменология и стратегия управления

Как люди становятся социальными иждивенцами

Исследование социального иждивенчества требует применения инновационных методов управления данным феноменом. 

В современных условиях мирового финансово-экономического кризиса в России, как и во многих странах мира, обостряются различные социальные проблемы. Одной из наиболее актуальных на сегодняшний день является социальное иждивенчество.

В  последние  годы  термин  «социальное иждивенчество»  часто  встречается  как  в  научных,  так и в публицистических изданиях. Однако, несмотря на широкое употребление, отсутствует единая точка зрения на то, что же представляет собой социальное иждивенчество, чем оно является и какова его социальная роль.

Анализ социологической литературы по данной проблеме показал, что как категория социальное иждивенчество проистекает от слова «иждивение». Под последним в Большом российском энциклопедическом словаре понимается полное содержание или помощь, являющаяся постоянным основным источником средств существования.

В законодательстве многих стран факт нахождения на иждивении имеет юридическое значение при назначении пенсий, пособий, наследовании. Толковый словарь С.И.

Ожегова определяет иждивение как обеспечение неработающего (как правило, неработоспособного: больного, престарелого, несовершеннолетнего) средствами, необходимыми для существования.

Исходя из этих определений, иждивенец — это лицо, находящееся на длительном постоянном материальном или денежном обеспечении со стороны других лиц. При этом такая материальная помощь является для него основным источником средств существования.

В области юриспруденции иждивенцем считается нетрудоспособный человек, как правило, имеющий группу инвалидности. Иждивенцы наделены определенными правами в области пенсионного обеспечения, возмещения вреда, причиненного смертью кормильца. Наличие иждивенца учитывается при выплате некоторых видов пособий и компенсаций.

В то время как собственно иждивенчество изначально не несет в себе негативной смысловой нагрузки, применение этого термина зачастую имеет негативные оттенки.

Социальное иждивенчество в сознании людей нередко представляет собой такой образ жизни (социального поведения) индивида, когда он умышленно (сознательно) стремится обеспечить для себя приемлемые условия существования в данном обществе за счет самого общества.

Именно отсюда проистекает понятие «тунеядство», которое часто связывают с временно безработными трудоспособными людьми.

Исследования феномена социального иждивенчества, как правило, проводятся в рамках изучения проблемы бедности и социального неравенства. Современные авторы обычно не ставят задачи самостоятельного исследования данной проблемы, ограничиваясь указаниями  на  ее  тесную взаимосвязь  с проблемой государственной поддержки неимущих слоев населения.

Симптоматично, что иждивенчество редко рассматривается как нормальное общественное явление. Гораздо чаще его отождествляют с девиацией, объясняя это тем, что социальное иждивенчество является «унизительным для человека и разрушительным для социальных институтов».

На наш взгляд, проблема социального иждивенчества достаточно сложна и требует системного подхода к ее решению. Прежде чем давать оценку данному феномену, необходимо выяснить его социально-экономическую природу, породившие его причины, а также классифицировать виды социального иждивенчества.

Очевидно, что способности людей обеспечить свою жизнедеятельность далеко не одинаковы. Это связано как с определенными социально-демографическими характеристиками индивидов (возраст, пол, семейное положение, состояние здоровья и т.п.

), так и с требованиями, которые предъявляет к ним общество (уровень квалификации, образования, востребованность профессии или  специальности, степень адаптации к бизнес-среде, ситуация на рынке труда и др.).

По этим объективным причинам определенная часть населения временно или постоянно находится на иждивении общества.

В современной социологической литературе различают следующие виды социального иждивенчества:

  1. экономическое, предполагающее безвозмездное предоставление средств существования посредством денежных дотаций, льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг и пр.;
  2. культурное, основанное на отсутствии четких культурно-этических ориентиров, моральных ориентиров и, как следствие, большой зависимости от окружающих (как правило, от ближайшего окружения);
  3. политическое, представленное в обществе политической пассивностью (апатией) его членов.
  4. интеллектуальное как зависимость от умственных способностей, уровня образованности, запаса научных знаний окружающих; на практике это проявляется, например, как безвозмездное пользование объектами чужой интеллектуальной собственности;
  5. скрытое иждивенчество – формальное участие в социально-экономических отношениях, одно из следствий избыточной занятости; оно имеет место в бюрократической среде и проявляет себя как чрезмерное увеличение государственного чиновничьего аппарата, дублирование выполняемых функций и видов деятельности и т.п.;
  6. эмоциональное (психологическое). выражающееся чаще всего в безынициативности, эмоциональной   инертности   индивида.   В   качестве   примера   можно   назвать     существование в трудовом коллективе неформальных рабочих групп. Члены таких групп работают менее напряженно, чем люди, работающие в одиночку, рассчитывая «затеряться в толпе» с тем, чтобы их трудовая пассивность осталась незамеченной. Кроме того, исходя из своего предшествующего опыта, такие люди склонны считать других не слишком трудолюбивыми, а потому и сами не спешат «выкладываться».

В целях выяснения отношения различных групп населения к феномену иждивенчества нами было проведено социологическое исследование посредством анкетного опроса 300 респондентов в возрасте от 20 до 75 лет. Им было предложено ответить на вопросы о их личном отношении к иждивенчеству, его роли, месте и степени влияния на жизнь общества.

71% респондентов считают, что уровень иждивенчества в современном обществе достаточно велик. 33% из них к иждивенцам относятся терпимо, в то время как 23% охарактеризовали свое отношение как, скорее, негативное.

Практически столько же участников опроса (24%) относятся к иждивенцам безразлично и воспринимают его как социальную норму. И лишь порядка 17% опрошенных характеризуют данный феномен положительно и даже сочувствующе. При этом значительная часть опрошенных считает иждивенчество социальным пороком (42%).

Свыше 70% респондентов сочли, что социальное иждивенчество представляет опасность для общества.

Внешне противоречивые эти результаты, на наш взгляд, представляются вполне логичными при учете комплексного  характера  изучаемого  феномена.

  Иждивенчество  воспринимается респондентами в большей мере как неизбежное явление, но в то же время его последствия вызывают у них определенные опасения.

Прежде всего речь идет о чрезмерной нагрузке на систему социального обеспечения,  способной  свести  на  нет  все  усилия  социальных  служб по реинтеграции индивида в общество и не дающей возможности оказания необходимой помощи тем иждивенцам, у которых нет иных источников средств для жизни.

Эти и другие последствия требуют поиска эффективных путей управления процессом социального иждивенчества.

Как показал наш анализ, к настоящему времени создано и апробировано немало методов и приемов, с помощью которых общество пытается оптимизировать иждивенчество, локализовать его очаги, масштабы и негативные последствия. Условно эти методы и приемы можно подразделить на количественные и качественные.

Количественные в массе своей основываются на манипуляциях с размерами и источниками субсидий, дотаций и прочих видов материальной социальной помощи, включая условия ее получения/назначения, степень целевой направленности и контроль. К ним можно отнести:

  • социальные выплаты, пособия, компенсации, дотации;
  • материальную неденежную помощь (продуктами питания, одеждой и пр.);
  • законодательное обеспечение и регулирование социальной поддержки неблагополучных слоев населения;
  • формирование благотворительных и иных фондов;
  • совершенствование систем и структур контроля за целевым использованием выделяемых средств и т.д.

Качественные же методы представляют собой попытки отойти от сугубо экономической стороны проблемы, образно говоря, «дать голодному не рыбу, а удочку». В числе таких методов:

  • переобучение, курсы повышения квалификации;
  • совершенствование систем социальной диагностики неблагополучных социальных групп;
  • волонтерские движения;
  • ярмарки вакансий и пр.

Мы  полагаем,  что  более  перспективным  выглядит  сосредоточение  направления    исследований и социальной работы именно на качественных методах, ибо количественные постепенно исчерпывают себя.

На текущий момент станы СНГ не могут следовать примеру Канады и Скандинавских стран, инвестировавших в решение проблемы социального иждивенчества огромные финансовые средства.

Это позволило создать им эффективную систему экономической поддержки и социального обеспечения, которая одновременно стала и своеобразным барометром социальной напряженности.

Сегодня в странах постсоветского пространства назрела объективная необходимость в разработке инновационных методов управления социальным иждивенчеством. Нужно качественно изменить подход к проблеме. Следует признать, что ее невозможно решить в одночасье.

Потребуются годы кропотливой работы.

  Необходимо  начать  с  гармоничного  воспитания  человеческих  качеств  и  ценностей,    этики и культуры, в отсутствии которых развивается не только иждивенческое отношение к жизни, но и целый букет иных «социальных недугов».

Нормально, когда иждивенство является следствием объективных факторов (слабости, незащищенности, уязвимости данного индивида) и ненормально, когда слабость имитируется, является мнимой, а индивид приспосабливается к подобному существованию и стремится поддерживать условия такого  существования.  Важно,  в  первую  очередь,  предотвратить   моральную   предрасположенность к иждивенчеству, т.е. к эгоизму, безынициативности, социальной апатии и политической пассивности.

Во избежание формирования культа потребителей, который некоторые полагают главной причиной культурного коллапса, коррозии характера и прочих социальных недугов современного общества, не следует  отметать  все  достижения  Советского  государства  в  этой  области.  Большой  опыт  по работе с людьми, находящимися на иждивении, к сожалению, был предан забвению, но воспользоваться им еще не поздно.

Исходя из вышесказанного, можно предложить сосредоточить усилия по разработке механизмов управления социальным иждивенчеством на следующих стратегических направлениях.

В  первуюочередь нужен принципиально новый и комплексный подход к социальной работе,  которая должна выйти за рамки оказания денежной или натуральной помощи и нацелена на индивидуальные социальные услуги по решению проблем жизнеобеспечения.

Во-вторых, следует активизировать развитие системы социальных контрактов, или договоров социальной адаптации, заключающихся между органами социальной защиты и получателями адресной социальной помощи.

В договоре прописывается, что будет делать каждая из сторон, чтобы изменить сложившуюся ситуацию (плохое материальное положение получателя адресной социальной помощи).

Наличие социального контракта поможет осознать малообеспеченным гражданам, что если у общества есть обязательства по отношению к ним, то и сами они должны оказывать обществу посильное содействие.

В-третьих, необходимо сформировать новую систему общественных ценностей, соответствующую моральным и этическим общечеловеческим нормам, активно применяя для этого методы социального маркетинга.

В-четвертых, целесообразно искать поддержку в самом обществе, опираясь на наиболее активные группы населения, шире подключать к решению социальных проблем в целом и проблеме иждивенчества, в частности, негосударственные объединения (например, волонтеров). 

Наконец, важно совершенствовать существующую законодательную базу, с помощью которой можно контролировать и предотвращать социально неблагоприятные тенденции и последствия социального иждивенчества.

Фамилия автора: Н.Б. Рудица, И.С. Кузнецов 

Источник: https://articlekz.com/article/13435

Наглость – второе счастье? Социальное иждивенчество как вид бизнеса

Как люди становятся социальными иждивенцами
Социальное иждивенчество как новый вид бизнеса россиян. Городские эксперты ОНФ, общественники, представители власти не так давно встретились за круглым столом в Сургуте, чтобы обсудить послание президента России.

Обратная сторона самого социально-ориентированного обращения — появление людей, готовых использовать различные меры социальной поддержки незаконно.

В Сургуте за последние пару лет возбуждено два уголовных дела в отношении жителей, которые подделывали документы.

Проще говоря, специально прибеднялись, чтобы претендовать на те или иные пособия. Причем, кое-кто таким образом заработал почти три миллиона рублей. Вот такое вот предпринимательство. По принципу «мне все и всё должны» сегодня действуют не только клиенты социальных служб.

Социальные иждивенцы появляются даже в благотворительных фондах и бесконечно претендуют на помощь неравнодушных граждан.

https://www.youtube.com/watch?v=rmyF-XTrHeU

Когда в храм Георгия Победонсца пришли сотрудники прокуратуры с жалобой от сургутянки, в это сначала даже мало кто поверил. Но оказалось, что женщина действительно обратилась в надзорное ведомство. Она осталась недовольна той помощью, которую ей оказали в центре «Моя радость».

«Приходит человек, мы говорим, что дорогая, мы в течение 6 месяцев оказали тебе помощь суммарно на 176 тысяч рублей. После того, когда мы говорим, что полугодовой период помощи закончен, пожалуйста, есть и другие, кому мы должны помочь, но мы, как договаривались, что мы тебе поможем в течение полугода, мы помогли. Возникают обиды, претензии, вы еще обо мне услышите, вы еще будете передо мной на коленях ползать», — рассказывает благочинный Сургута Антоний Исаков.

Центр «Моя радость» работает при храме уже почти 6 лет. Здесь помогают семьям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Например, нуждающиеся могут взять на складе вещи, которые пожертвовали горожане. Вот только некоторые добротой злоупотребляют.

Одежду, выданную в центре, сотрудники учреждения нет, да и находили на сайте бесплатных объявлений в разделе «Продаю». И если раньше в центре не требовали никаких документов от своих подопечных, то сейчас правила игры изменились.

Теперь здесь требуют хоть какое-то подтверждение нуждаемости.

Благотворительные фонды сегодня тоже начеку. Правда, в этой среде термин «социальное иждивенчество» заменен на другой — «токсичная благотворительность». Явление распространено по всей стране.

К счастью, благотворительные фонды работают и помогают.

К сожалению, для некоторых подопечных, их немного, даже тех, кто действительно болен и нуждается в средствах на лечение, фонды становятся источником быстрых денег.

«Остаться честным, и сказать: да, я возьму деньги только для того, чтобы там помочь вот здесь, и не буду использовать своего ребёнка. То есть, конечно, сознательно ни один родитель не признается в том, что он там желает зла своему ребенку. Конечно, все родители любят своих детей. Но подсознательно получается, что болезнь ребёнка становится выгодной», — говорит Антоний Исаков. Сегодня практически все благотворительные фонды перестали собирать деньги на личные банковские карточки тех, кто нуждается в помощи.
«Почему мы ещё против сборов на карт-счета, потому что, допустим, вот мы собираем большую сумму. Огромную даже, по меркам некоторых людей. Где есть гарантия того, что если я соберу, допустим, миллион рублей, а я собрал 900 тысяч рублей. Но этого не хватит, чтобы получить то лечение, на которое я рассчитывал. Где гарантия, что родители вернут эти деньги или потратят на такого же ребёнка?», — рассказывает председатель управляющего совета регионального благотворительного фонда «Благо Дарю» Полина Лебедева. В сургутский филиал центра социальных выплат, где и распределяются меры соцподдержки, в прошлом году поступило почти 147 тысяч заявлений. В 30 процентах случаев принято решение об отказе в начислении того или иного пособия. Иногда причина не только в том, что граждане по неопытности, неверное, оформили документы.
«Поступила такая информация о том, что бывший житель города Сургута незаконно получает пособия на малолетнего ребенка. При этом необходимо акцентировать внимание на тот факт, что данный бывший житель города Сургута был предупрежден, что в случае выезда за пределы автономного округа, выплата пособий прекращается. Однако он предоставлял сфальсифицированные справки о том, что ребенок проживает в городе Сургуте вместе с ним. Хотя фактически они выехали и длительное время проживали в городе Тюмени», — говорит старший помощник прокурора Сургута Татьяна Павлюченко.

Лже-получатель выплат приговорен к трем годам лишения свободы условно. Поддержка государством тех, кому нужна помощь, безусловно, оправдана и необходима. Однако, если есть рыбка, но нет удочки, возникает искушение не искать возможности самостоятельно решить свои проблемы, в конце-концов, чего-то  достичь. Как ни крути, а упование на царя-батюшку — наверное, черта нашего менталитета.

«Социальное иждивенчество — это определенный бич. Это выращенная каста людей, которых абсолютно удовлетворяет 25-30 тысяч рублей в месяц. Они их реально получают», — добавляет Антоний Исаков.

Источник: https://sitv.ru/arhiv/news/naglost-vtoroe-schaste-soczialnoe-izhdivenchestvo-kak-vid-biznesa/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.